Наверх
город Свободный Амурской области, новости, события, жизнь в интересном городе... блоги, фотоальбомы, панорамы, киносеансы, карта, встречи, расписание авто и жд вокзалов, организации

Яндекс.Толока — заработок в интернете.
Простые задания за вознаграждения.


Присоединиться

0 RSS-лента RSS-лента

Обо всём

Автор блога: Дмитрий
Атака мертвецов
Атака мертвецов

Крылатая фраза «Русские не сдаются!» облетела весь мир еще в годы Первой мировой войны. Во время обороны небольшой крепости Осовец, расположенной на территории нынешней Белоруссии. Маленькому русскому гарнизону требовалось продержаться лишь 48 часов. Он защищался более полугода – 190 дней!

Немцы применили против защитников крепости все новейшие оружейные достижения, включая авиацию. На каждого защитника пришлось несколько тысяч бомб и снарядов. Сброшенных с аэропланов и выпущенных из десятков орудий 17-ти батарей, включавших две знаменитых «Больших Берты» (которые русские ухитрились при этом подбить).


Немцы бомбили крепость день и ночь. Месяц за месяцем. Русские защищались среди урагана огня и железа до последнего. Их было крайне мало, но на предложения о сдаче всегда следовал один и тот же ответ. Тогда немцы развернули против крепости 30 газовых батарей. На русские позиции из тысяч баллонов ударила 12-метровая волна химической атаки. Противогазов не было.

Все живое на территории крепости было отравлено. Почернела и пожухла даже трава. Толстый ядовито-зеленый слой окиси хлора покрыл металлические части орудий и снарядов. Одновременно германцы начали массированный артобстрел. Вслед за ним на штурм русских позиций двинулись свыше 7000 пехотинцев.

Казалось, крепость обречена и уже взята. Густые, многочисленные немецкие цепи походили все ближе и ближе... И в этот момент из ядовито-зеленого хлорного тумана на них обрушилась... контратака! Русских было чуть больше шестидесяти. Остатки 13-й роты 226-го Землянского полка. На каждого контратакующего приходилось больше ста врагов!

Русские шли в полный рост. В штыковую. Сотрясаясь от кашля, выплевывая, сквозь тряпки обматывавшие лица, куски легких на окровавленные гимнастерки...

Эти воины повергли противника в такой ужас, что немцы, не приняв боя, ринулись назад. В панике топча друг друга, путаясь и повисая на собственных заграждениях из колючей проволоки. И тут по ним из клубов отравленного тумана ударила, казалось бы, уже мертвая русская артиллерия.

Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов». В ходе ее несколько десятков полуживых русских воинов обратили в бегство 14 батальонов противника!

Русские защитники Осовца так и не сдали крепость. Она была оставлена позже. И по приказу командования. Когда оборона потеряла смысл. Врагу не оставили ни патрона, ни гвоздя. Все уцелевшее в крепости от немецкого огня и бомбежек было взорвано русскими саперами. Немцы решились занять руины только через несколько дней.

Источник: fresher.ru
Русский солдат, простоявший в карауле бессменно девять лет, остался верен присяге
Русский солдат, простоявший в карауле бессменно девять лет, остался верен присяге


В день, когда был взорван вход в склад, он стоял на посту в подземном тоннеле.


Генерал-майор Бржозовский покинул опустевшую крепость последним. Он подошел к расположившейся в полукилометре от крепости группе саперов. Царило тягостное молчание. Последний раз, посмотрев на свою полуразрушенную, осиротевшую, но непобедимою крепость, комендант Бржозовский сам повернул ручку. Целую вечность бежал по кабелю электрический ток. Наконец, раздался страшный грохот, под ногами затряслась земля и в небо взметнулись фонтаны земли вперемешку с кусками железобетона. Осовец - умер, но не сдался!

Так завершилась более чем полугодовая героическая оборона крепости Осовец.

ГАРНИЗОН УШЕЛ, ЧАСОВОЙ ОСТАЛСЯ...

К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. Но в ней и в окружавших ее фортах находились многочисленные армейские склады, и надо было сделать все, чтобы запасы, хранившиеся там, не попали в руки врага.

18 августа 1915 г началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Эвакуация крепости - тоже пример героизма. Потому как вывозить все из крепости пришлось по ночам, днем шоссе было непроходимо: его беспрестанно бомбили немецкие аэропланы. Не хватало лошадей, и орудии приходилось тащить в ручную и каждое орудие тянули на лямках 30-50 человек. Все, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления, которые противник мог бы использовать в своих интересах, были взорваны саперами. Вывод войск из крепости закончился 22 августа и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

В 1918 году руины героической крепости стали частью независимой Польши. Начиная с 20-х годов, польское руководство включило Осовец в свою систему оборонных укреплений. Началось полномасштабное восстановление и реконструкция крепости. Было проведено восстановление казарм, а также разборка завалов, мешающих дальнейшему ходу работ.

При разборе завалов, около одного из фортов, солдаты наткнулись на каменный свод подземного тоннеля. Работа пошла с азартом и уже довольно быстро была пробита широкая дыра. Подбадриваемый товарищами в зияющую темноту спустился унтер-офицер. Торящий факел вырвал из кромешной тьмы сырую старую кладку и куски штукатурки под ногами.

И тогда произошло нечто невероятное.

Прежде чем унтер-офицер успел сделать несколько шагов, откуда-то из темной глубины тоннеля гулко прогремел твердый и грозный окрик:
-Стой! Кто идет?

Унтер остолбенел. - Матка Боска, - перекрестился солдат и рванул наверх.

И как полагается, на верху, он получил должную взбучку от офицера за трусость и глупые выдумки. Приказав унтеру следовать за ним, офицер сам спустился в подземелье. И снова, едва лишь поляки двинулись по сырому и темному тоннелю, откуда-то спереди, из непроницаемо-черной мглы так же грозно и требовательно прозвучал окрик:
-Стой! Кто идет?

Вслед за тем в наступившей тишине явственно лязгнул затвор винтовки. Инстинктивно солдат спрятался за спину офицера. Подумав и справедливо рассудив, что нечистая сила вряд ли стала бы вооружаться винтовкой, офицер, хорошо говоривший по-русски, окликнул невидимого солдата и объяснил, кто он и зачем пришел. В конце он спросил, кто его таинственный собеседник и что делает под землей.

Поляк ожидал всего, но только не такого ответа:
- Я, часовой, и поставлен сюда, охранять склад.

Сознание офицера отказывалось воспринять такой простой ответ. Но, все же взяв себя в руки, он продолжил переговоры.
- Могу я подойти, - взволновано спросил поляк.
- Нет! - сурово раздалось из темноты. - Я не могу допустить никого в подземелье, пока меня не сменят на посту.

Тогда ошеломленный офицер спросил, знает ли часовой, сколько времени он пробыл здесь, под землей.
- Да, знаю, - последовал ответ. - Я заступил на пост девять лет назад, в августе тысяча девятьсот пятнадцатого года. Это казалось сном, нелепой фантазией, но там, во мраке тоннеля, был живой человек, русский солдат, простоявший в карауле бессменно девять лет. И что невероятнее всего, он не бросился к людям, возможно врагам, но все же, людям общества с которыми он был лишен целых девять лет, с отчаянной мольбой выпустить его из страшного заточения. Нет, он остался верен присяге и воинскому долгу и был готов защищать вверенный ему пост до конца. Неся свою службу в строгом соответствии с воинским уставом, часовой заявил, что его может снять с поста только разводящий, а если его нет, то «государь император».

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Начались долгие переговоры. Часовому объяснили, что произошло на земле за эти девять лет, рассказали, что царской армии, в которой он служил, уже не существует. Нет даже самого царя, не говоря уже о разводящем. А территория, которую он охраняет, теперь принадлежит Польше. После продолжительного молчания солдат спросил, кто в Польше главный, и, узнав, что президент, потребовал его приказа. Лишь когда ему прочитали телеграмму Пилсудского, часовой согласился оставить свой пост.

Польские солдаты помогли ему выбраться наверх, на летнюю, залитую ярким солнцем землю. Но, прежде чем они успели рассмотреть этого человека, часовой громко закричал, закрывая лицо руками. Лишь тогда поляки вспомнили, что он провел девять лет в полной темноте и что надо было завязать ему глаза, перед тем как вывести наружу. Теперь было уже поздно - отвыкший от солнечного света солдат ослеп.

Его кое-как успокоили, пообещав показать хорошим врачам. Тесно обступив его, польские солдаты с почтительным удивлением разглядывали этого необычного часового.

Густые темные волосы длинными, грязными космами падали ему на плечи и на спину, спускались ниже пояса. Широкая черная борода спадала до колен, и на заросшем волосами лице лишь выделялись уже незрячие глаза. Но этот подземный Робинзон был одет в добротную шинель с погонами, и на ногах у него были почти новые сапоги. Кто-то из солдат обратил внимание на винтовку часового, и офицер взял ее из рук русского, хотя тот с явной неохотой расстался с оружием. Обмениваясь удивленными возгласами и качая головами, поляки рассматривали эту винтовку.

То была обычная русская трехлинейка образца 1891 года. Удивительным был только ее вид. Казалось, будто ее всего несколько минут назад взяли из пирамиды в образцовой солдатской казарме: она была тщательно вычищена, а затвор и ствол заботливо смазаны маслом. В таком же порядке оказались и обоймы с патронами в подсумке на поясе часового. Патроны тоже блестели от смазки, и по числу их было ровно столько, сколько выдал их солдату караульный начальник девять лет назад, при заступлении на пост. Польский офицер полюбопытствовал, чем смазывал солдат свое оружие.

- Я ел консервы, которые хранятся на складе, - ответил тот, - а маслом смазывал винтовку и патроны.

И солдат рассказал откопавшим его полякам историю своей девятилетней жизни под землей.

ИСТОРИЯ ЗАТОЧЕНИЯ

В день, когда был взорван вход в склад, он стоял на посту в подземном тоннеле.

Видимо, саперы очень торопились, чтобы вложиться в график и, когда все было готово к взрыву, никто не спустился вниз проверить, не осталось ли в складе людей. В спешке эвакуации, вероятно, забыл об этом подземном посту и караульный начальник.

А часовой, исправно неся службу, терпеливо ожидал смены, стоя, как положено, с винтовкой к ноге в сырой полутьме каземата и поглядывая туда, где неподалеку от него, сквозь наклонную входную штольню подземелья, скупо сочился свет веселого солнечного дня. Иногда до него чуть слышно доносились голоса саперов, закладывающих у входа взрывчатку. Потом наступила полная тишина, смена задерживалась, но часовой спокойно ждал.

И вдруг там, откуда лился солнечный свет, раздался глухой сильный удар, больно отозвавшийся в ушах, землю под ногами солдата резко встряхнуло, и сразу же все вокруг окутала непроглядная, густая тьма.

Придя в себя, солдат осознал всю тяжесть происшедшего, но отчаяние, естественное в таких ситуациях, ему удалось побороть, хотя и не сразу. Как бы то не было, но жизнь продолжается и часовой, прежде всего, стал знакомиться со своим подземным жильем. А жильем его, по счастливой случайности, оказался большой интендантский склад. В котором были большие запасы сухарей, консервов и других самых разнообразных продуктов. Если бы вместе с часовым тут, под землей, очутилась вся его рота, то и тогда этого хватило бы на много лет. Можно было не опасаться - смерть от голода не грозила ему. Здесь даже оказалось солдатское успокоительное - махорка. А спички и большое количество стеариновых свечей позволяли разогнать гнетущую тьму.

Тут была и вода. Стены подземного склада всегда были влажными, и кое-где на полу под ногами хлюпали, лужи. Значит, и жажда не угрожала солдату. Сквозь какие-то невидимые поры земли в склад проникал воздух, и дышать можно было без труда.

А потом забытый часовой обнаружил, что в одном месте в своде тоннеля пробита узкая и длинная вентиляционная шахта, выходящая на поверхность земли. Это отверстие, по счастью, осталось не совсем засыпанным, и сквозь него вверху брезжил мутный дневной свет. Итак, у подземного Робинзона было все необходимое, чтобы поддерживать свою жизнь неограниченно долгое время. Оставалось только ждать и надеяться, что рано или поздно русская армия возвратится в Осовец и тогда засыпанный склад раскопают, а он снова вернется к жизни, к людям. Но в мечтах об этом он, наверно, никогда не думал, что пройдет столько лет, прежде чем наступит день его освобождения.

Остается загадкой, как коротал девять лет одиночества этот человек, как он сохранил свой рассудок и не забыл человеческую речь. Ведь даже у Робинзона, которому одиночество было невыносимо и чуть его не сломало, было больше надежды на спасение, залитый солнцем остров и Пятница.

Однако и в подземной жизни были свои события, нарушавшие однообразное течение времени и подвергавшие стойкого солдата нелегким испытаниям.

Вы помните, что на складе хранились огромные запасы стеариновых свечей, и первые четыре года солдат мог освещать свое подземелье. Но однажды горящая свеча вызвала пожар, и, когда часовой проснулся, задыхаясь в густом дыму, склад был охвачен пламенем. Ему пришлось вести отчаянную борьбу с огнем. В конце концов, обожженный и задыхающийся, он все же сумел потушить пожар, но при этом сгорели оставшиеся запасы свечей и спичек, и отныне он был обречен на вечную темноту.

А потом ему пришлось начать настоящую войну, трудную, упорную и изнурительно долгую. Он оказался не единственным живым обитателем подземелья - на складе водились крысы. Сначала он даже обрадовался тому, что здесь, кроме него, были другие живые существа, пусть и бессловесные. Но мирное сосуществование длилось не долго, крысы плодились с такой ужасающей быстротой и вели себя так дерзко, что вскоре возникла опасность не только для складских запасов, но и для человека. Тогда солдат начал войну против крыс.

В непроницаемой темноте подземелья борьба человека с быстрыми, проворными умными хищниками была изматывающей и трудной. Но человек, вооруженный штыком и смекалкой, научился различать своих невидимых врагов по шороху, по запаху, невольно развивая в себе острое чутье животного, и ловко подстерегал крыс, убивал их десятками и сотнями. Но они плодились еще быстрее, и эта война, становясь все более упорной, продолжалась в течение всех девяти лет, вплоть до того дня, когда солдат вышел наверх.

КАЛЕНДАРЬ

Как и у Робинзона, у подземного часового тоже был свой календарь. Каждый день, когда наверху, в узком отверстии вентиляционной шахты, угасал бледный лучик света, солдат делал на стене подземного тоннеля зарубку, обозначающую прошедший день. Он вел счет даже дням недели, и в Воскресенье зарубка на стене была длиннее других.

А когда наступала суббота, он, как подобает истому русскому солдату, свято соблюдал армейский «банный день». Конечно, он не мог помыться - в ямах-колодцах, которые он вырыл ножом и штыком в полу подземелья, за день набиралось совсем немного воды, и ее хватало только для питья. Его еженедельная «баня» состояла в том, что он шел в отделение склада, где хранилось обмундирование, и брал из тюка чистую пару солдатского белья и новые портянки.

Он надевал свежую сорочку и кальсоны и, аккуратно сложив свое грязное белье, клал его отдельной стопой у стены каземата. Эта стопа, растущая с каждой неделей, и была его календарем, где четыре пары грязного белья обозначали месяц, а пятьдесят две пары - год подземной жизни. Когда настал день его освобождения, в этом своеобразном календаре, который уже разросся до нескольких стоп, накопилось больше четырехсот пятидесяти пар грязного белья.

Вот почему часовой так уверенно ответил на вопрос польского офицера, сколько времени он провел под землей.

СЛЕПОЙ ГЕРОЙ

Такую историю о девятилетней жизни в подземелье поведал бессменный часовой откопавшим его полякам. Затворника привели в порядок и отвезли в Варшаву. Там осмотревшие его врачи установили, что он ослеп навсегда. Жадные на сенсации журналисты не могли проигнорировать такое событие, и вскоре история о забытом постовом появилась на страницах польских газет. И, по словам бывших польских солдат, когда офицеры, читали эту заметку то, говорили им: - Учитесь, как надо нести воинскую службу, у этого храброго русского солдата.

Солдату предложили остаться в Польше, но он нетерпеливо рвался на родину, хотя родина его была уже не та, и называлась по-другому. Советский союз встретил солдата царской армии более чем скромно. И подвиг его остался не воспетым, поскольку не было, по мнению идеологов новой страны, места подвигам в царской армии. Ведь только советский человек мог совершать подвиг. Реальный подвиг реального человека превратился в легенду. В легенду, которая не сохранила главного - имени героя.

http://legitimist.ru/sight/history/2012/oktyabr/russkij-soldat-prostoyavshij-v-kara.html
История последнего Земского Собора
История последнего Земского Собора

23 июля — 10 августа 1922 года состоялся последний в истории России Земский собор



19 ноября 1921 года харбинская газета «Русский голос» напечатала телеграмму председателя Временного Приамурского правительства Спиридона Дионисьевича Меркулова: «Господь Бог благословил нашу национальную работу на благо православного христианского русского народа. Охотск, Петропавловск и всё северо-восточное побережье нашими отрядами очищено от большевистской власти. Благодарение Господу, что всё это достигнуто при полнейшей гуманности и милосердии со стороны наших славных воинов и их героев-вождей. Кроме комиссаров, остальные рядовые красноармейцы, русские люди, по сложении оружия отпущены с миром… Председ. правительства С.Меркулов».

Власть большевиков и их союзников пала на огромной территории Дальнего Востока, включавшей в себя Приморье, Амурскую область, Камчатку, Северный Сахалин (а впоследствии и Якутию, и полосу отчуждения КВЖД). Этому предшествовало свержение пробольшевистского режима во Владивостоке в мае 1921 г., когда к власти при поддержке японцев пришло Временное Приамурское правительство под председательством сына амурского крестьянина, юриста по образованию, Спиридона Дионисьевича Меркулова.

Правительство это, к сожалению, не сумело избежать всеобщего тогда для «антикоммунистов» соблазна либерализма и тут же призвало народ «встать на защиту демократического правового государственного порядка». С 1 по 11 июня 1922 года в Приморье разразился политический кризис, ставший логическим следствием идеологической пестроты и неоднородности новой власти, личных амбиций лидеров антибольшевистского движения и борьбы за власть между правительством и Народным собранием. Дело дошло до вооружённых столкновений. В междоусобице опять пролилась братская кровь.

Вот тогда-то, вновь встав перед выбором жизни и смерти, наученные горьким опытом революции и гражданской войны противоборствующие стороны решили обратиться к традиционным русским средствам обуздания смуты. Указом Приамурского Временного правительства №149 от 6 июня 1922 года объявлялось о созыве во Владивостоке Земского Собора, ключевую роль в котором предстояло сыграть генерал-лейтенанту Михаилу Константиновичу Дитерихсу, приехавшему по первому зову из Харбина и сумевшему скоро прекратить распри.



М.К.Дитерихс родился 5 апреля (по другим данным — 4 апреля) 1874 г. в семье обрусевшего чеха и русской дворянки. Дед его переселился в Россию вследствие притеснений от немцев. Отец сорок лет прослужил в русской армии, участвовал в Кавказской войне и сына, разумеется, тоже определил на военную службу. Окончив Пажеский корпус, свою армейскую карьеру юный Михаил начал во второй лейб-гвардейской артиллерийской бригаде. В 1900 г. «по первому разряду» окончил Николаевскую академию Генерального Штаба, а несколькими годами позже принял активное участие в русско-японской войне. С 1910 г. он — старший адъютант штаба Киевского округа, глава его мобилизационного отделения. В том, что в Первую мировую войну Киевский округ вступил достойно подготовленным, немалая заслуга Дитерихса.

В этой войне Михаил Константинович проявил себя умелым военачальником и мужественным офицером. Достаточно сказать, что, состоя при командующем Юго-Западным фронтом генерале Брусилове, он стал одним из основных разработчиков знаменитого Брусиловского прорыва, вошедшего с той поры во все учебники военного искусства.

Не приняв революции, Дитерихс отправился в Сибирь, где при правительстве адмирала Колчака был назначен главнокомандующим войсками Восточного фронта, а затем начальником штаба Верховного главнокомандующего. После поражения Колчака (которое стало, между прочим, в значительной мере следствием того, что адмирал отклонил план Дитерихса об отводе войск с линии Иртыша) Михаил Константинович оказался в Харбине, где и проживал до июня 1922 года.

В июне-июле 1922 года подготовка к Собору шла полным ходом. В его работе должны были принять участие: Временное Приамурское правительство, представители Русской Православной Церкви, старообрядческого и исламского духовенства, армии, флота, гражданских ведомств, несоциалистических организаций, горожан-домовладельцев, сельского населения, городских самоуправлений, земств, торгово-промышленного сословия, казачьего населения и казачьих войсковых правительств, православных приходов, обществ ревнителей Православия, Комитета монархических организаций Дальнего Востока, старообрядческой и мусульманской общин, высших учебных заведений, от русского населения полосы отчуждения КВЖД и от поселковых управлений. В Соборе приняли участие все дальневосточные епископы — Владивостокский, Харбинский, Камчатский (находившиеся в это время в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, образованной в конце 1921 г. с центром в Сербии).

Таким образом, сохранялся древний принцип избрания членов Земского Собора — сословность, представительство от групп населения, в противоположность парламентской партийности. На Собор не могли быть избраны лишь враги русской государственности — февралисты, социалисты-интернационалисты и коммунисты. Всего было 276 делегатов.

На первом же заседании единогласно почётным председателем Собора был избран Святейший Патриарх Московский и всея России Тихон. Рабочим председателем Собора был избран профессор Харбинского юридического факультета Никандр Миролюбов. Кульминацией всей деятельности Земского Собора стало принятие на заседании 21 июля (3 августа) трёх основных тезисов:

«1. Приамурский Земский Собор признаёт, что право на осуществление Верховной Власти в России принадлежит династии Дома Романовых (207 голосов "за" и 23 "против").
2. В связи с этим Земский Собор считает необходимым и соответствующим желанию населения возглавления национальной государственности Приамурья Верховным правителем из членов семьи Романовых, династией для сего указанным (175 голосов "за" и 55 "против").
3. По сим соображениям Земский Собор считает необходимым доложить о вышеизложенном Ея Императорскому Высочеству Государыне Императрице Марии Фёдоровне и Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу, высказывает свое пожелание, чтобы правительство вступило в переговоры с династией Дома Романовых на предмет приглашения одного из членов династии на пост Верховного Правителя».

Затем Земский Собор приступил к обсуждению возможных руководителей государства на переходный период. 24 июля (6 августа) почти единогласно (213 голосов против 19) на высший пост избирается генерал-лейтенант М.К.Дитерихс. 26 июля (8 августа) состоялась передача власти Временным Приамурским правительством вновь избранному Правителю Приамурского Государственного образования.

Указом №1 Дитерихс постановил Приамурскому Государственному образованию именоваться впредь Приамурским Земским Краем, а Армии — Приамурской Земской Ратью. В Указе также говорилось: «…По грехам нашим против Помазанника Божьего, мученически убиенного советской властью Императора Николая II со всею Семьею, ужасная смута постигла народ русский, и Святая Русь подверглась величайшему разорению, расхищению, истязанию и рабству от безбожных воров и грабителей, руководимых изуверами из еврейского племени.

…Скрепим, соединим в одну силу оставшиеся нам святые заветы — Веру и Землю, отдадим им беззаветно свою жизнь и достояние; в горячей молитве, в очищенных от земных слабостей сердцах, вымолим милость Всемогущего Творца, освободим святую нашу Родину от хищных интернациональных лап зверя и уготовим поле будущему Собору "всея земли". Он завершит наше служение Родине, и Господь, простив своему народу, увенчает родную землю своим избранником — Державным Помазанником».



Значение Приамурского Земского Собора выходит за границы смуты и гражданской войны 1917—1922 гг. Избрав генерал-лейтенанта М.К.Дитерихса правителем края на правах временной Верховной власти, «впервые в истории белого движения в Сибири, Земский Собор выдвинул открыто монархические лозунги и решил, что и власть в Приморье должна быть организована по принципу единоличности». Одновременно Собор признал, что Верховная власть принадлежит Царскому Дому Романовых и должна осуществляться в порядке законного престолонаследия, восстановив тем самым монархию в России, которую с тех пор никто даже внешне легитимным способом не отменял.

Но не успел закончиться Приамурский Земский Собор, который приветствовала вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, как «радио из Парижа» от 10 августа 1922 года сообщило: «великий красный князь» Кирилл Владимирович, прозванный так за то, что ещё до отречения Николая II, нарушив присягу своему монарху, явился сам с красным бантом на груди и привёл вверенный ему Гвардейский Флотский Экипаж присягать Временному комитету Государственной думы, сообщил представителям иностранных держав о своём решении взять на себя руководство Белым движением для освобождения России от коммунистов.

Ни до Земского Собора, ни сам Собор, ни после него дальневосточные монархисты не называли имени «великого красного князя» как возможного Верховного правителя Приамурского Земского Края из династии Романовых. Они сносились исключительно с Марией Феодоровной и дядей последнего царя великим князем Николаем Николаевичем. Даже после провозглашения Кириллом Владимировичем себя в 1924 году самозваным «императором Кириллом I», отношение к нему среди русских дальневосточных монархистов (как, впрочем, и большинства европейских) не изменилось: его не признавали ни главой династии Романовых, ни вождём Белого движения, теперь уже полностью ушедшего в изгнание.

Очевидно, сделанное ещё в ходе работы Приамурского Земского Собора заявление великого князя-«перевёртыша» было рассчитано на то, чтобы, расколов, посеяв раздоры, подорвать единое монархическое движение на Дальнем Востоке и в Европе в своей основе.

Правда, надо отметить, что и великий князь Николай Николаевич, хоть и не вешал на грудь красных бантов, однако сыграл отнюдь не самую благовидную роль в феврале 1917-го, когда генерал Алексеев телеграфно опрашивал командующих фронтами о необходимости отречения государя. Да и не проявлял он за все годы гражданской войны политической и патриотической активности, которая могла бы позволить считать его не то что преемником Николая II, а просто национальным лидером.

Независимый Приамурский Край просуществовал очень недолго — чуть более двух месяцев. Надежды Собора на то, что он станет опорным пунктом для восстановления соборной российской государственности, увы, не оправдались. Вероятно, такой Собор должен был бы состояться года на три раньше, когда удача ещё не отвернулась от войск Колчака и Деникина. Но Колчак и Деникин выступали под «демократическими», февралистскими лозунгами. А может быть, и царской власти надо было собирать в 1906 г. Земский Собор, а не развалившую Россию Государственную думу.

Тем не менее руководители Приамурья отдавали себе полный отчёт в том, что, несмотря на военное и политическое поражение, символическое значение их деяний для будущего страны очень велико.

«Силы Земской Приамурской Рати сломлены, — гласит последний, шестьдесят восьмой указ Дитерихса, датированный 17 октября 1922 года. — Двенадцать тяжёлых дней борьбы героев Сибири и Ледяного похода — без пополнения, без патронов — решили участь Земского Приамурского Края. Скоро его уже не станет. Он как тело — умрёт. Но только как тело. В духовном отношении, в значении ярко вспыхнувшей в пределах его русской нравственно-религиозной идеологии — он никогда не умрёт в истории возрождения великой Святой Руси. Семя брошено. Оно сейчас упало на ещё не подготовленную почву. Но грядущая буря ужасов советской власти разнесёт это семя по широкой ниве великой Матушки-России, и приткнётся оно в будущем по безконечной милости Господней к плодородному и подготовленному клочку земли Русской, и тогда даст желанный плод. Я верю в эту благость Господню; верю, что духовное значение кратковременного существования Приамурского Земского Края оставит в народе глубокие, неизгладимые следы. Я верю, что Россия вернётся к России Христа, России Помазанника Божьего. Мы были недостойны ещё этой милости Всевышнего Творца».

Очевидно, мы тоже пока ещё недостойны.

Андрей Венедиктович ВОРОНЦОВ
http://www.russdom.ru/node/5235
Последний парад, или сорок пять минут бессмертия
Последний парад, или сорок пять минут бессмертия
Олег Гущин

Сто лет - большой срок. Во всяком случае, достаточный для того, чтобы определить границы забвения для события, явления или человека. Прошел ровно век с начала Русско-японской войны, и мало уже кто толком помнит о ее причинах, событиях и участниках. Но песню о "Варяге" в России помнят и поют до сих пор и, надеюсь, будут петь и дальше. Это песня-памятник. Памятник, который нельзя ни свалить, ни разбить. Наверное, сто лет назад произошло у корейского берега нечто такое, что легло кирпичиком в здание нашего национального самосознания. Сто лет назад крейсер 1-го класса "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" приняли свой последний бой в корейской бухте Чемульпо.

Итак, 1904 год, заря ХХ века. 27 января по старому стилю и 9 февраля по новому. Днем раньше Япония начала войну с Россией, нанеся внезапный удар по нашим кораблям на рейде Порт-Артура. Причины и движущие силы Русско-японской войны - отдельная тема. Применительно к тому, что совершили моряки "Варяга" и "Корейца", это не имеет особого значения. Находясь в нейтральном корейском порту Чемульпо, они, имея очень неясную и противоречивую информацию о происходящем, должны были действовать сообразно с обстановкой и своим понятием о долге и чести.

И тут, наверное, стоит сказать, что 1904 год, хотя хронологически и является ХХ веком, был все-таки еще продолжением века XIX и в смысле человеческой психологии, и в смысле традиций. И если японцы, напав без объявления войны, шокировали весь цивилизованный мир, то в остальном, желая в этот цивилизованный мир войти, они соблюдали нормы и правила ведения войны, закрепленные в международных соглашениях. Японская эскадра в составе 14 кораблей (6 крейсеров и 8 миноносцев) под командованием адмирала Уриу блокировала выходы из порта Чемульпо. (Сейчас этот город называется Инчхон). Ему нужно было очистить порт от вражеских кораблей, чтобы обеспечить высадку там 1-й армии генерала Куроки.

Памятуя о том, что порт нейтрален, что в нем, кроме "Варяга" и "Корейца", стоят еще английские, французские, немецкие и итальянские военные корабли, японцы решили не устраивать там погрома. Командиру "Варяга" капитану 1-го ранга Всеволоду Федоровичу Рудневу (капитан "Корейца" Беляев находился в его подчинении) было предложено сдаться или выйти для боя в открытое море в указанный срок. Ультиматум, впрочем, не был простой формальностью. Крейсер 1-го класса "Варяг" был одним из новейших в нашем флоте (построен в 1899 году), с очень высокими мореходными качествами, мощной машиной. Сам по себе он мог хотя бы попытаться прорваться из Чемульпо, и с достаточно большими шансами на успех. Но этого не могла сделать канонерская лодка "Кореец". Это была плавучая батарея, тихоходная, старая, но с двумя мощными 8-дюймовыми орудиями. Судя по всему, эти два корабля и были сведены вместе именно из соображений сочетания мощности огня и скорости хода. Но как бы там ни было, а бросить Беляева Руднев не мог.

Тут еще раз стоит повторить, что 1904 год - это все-таки еще XIX век. Понятия чести, долга, товарищества сидят даже не в мозгу, в костях всякого нормального русского офицера. Слова Суворова "Сам погибай, а товарища выручай" - это не крылатая фраза, а прямое руководство к действию. На этом воспитаны и Руднев, и Беляев, их офицеры и матросы. Это знал и адмирал Уриу, потому что сам был воспитан точно так же. И еще он очень хотел преподнести два русских корабля в подарок своему императору в день его восшествия на престол.

И именно поэтому Всеволод Федорович Руднев оказался перед дилеммой. Ну о том, чтобы сдаться без боя, конечно, и мысли не было ни в кубриках, ни в кают-компаниях. Суть дилеммы, стоявшей перед Рудневым, была в том, чтобы бросить "Корейца" на плен и тем самым потерять честь или обречь на смерть сотни людей и самого себя в чудовищно неравном бою. Ведь в отличие от сухопутного командира, который находится тем дальше от боя и смерти, чем выше его чин, моряки любого ранга равны перед лицом смерти. Поэтому капитан Руднев и обратился к своим матросам: "товарищи".

Остальные варианты выхода из ситуации с точки зрения русского морского офицера были чисто теоретические. Можно было, например, взять на борт "Варяга" команду "Корейца" и попытаться полным ходом прорваться в Порт-Артур. Но и тут шансы были невелики. Бухта Чемульпо тогда имела очень сложный фарватер, изобиловала мелями и подводными камнями, так что дать полный ход было невозможно. А без этого и без тяжелых пушек "Корейца" "Варяг" терял все свои и без того жалкие преимущества. Но что тогда делать с канонеркой? За сдачу противнику боевого корабля по уставу Петра I положена смертная казнь. А затопить канонерку без боя... Это утрата чести. Для русских моряков это было страшнее смерти. Ибо в жизни и смерти человека волен Бог, а честью своей распоряжается он сам...

Так что наши моряки сделали единственно возможный для них выбор. Они уходили из акватории Чемульпо навстречу японцам, и иностранные капитаны салютовали им флагами, выстроив свои команды на палубах. Это действительно был последний парад.

На одном из иностранных кораблей играли "Боже, царя храни!". "Варяг" попрощался флажками: "Не поминайте лихом!" Моряки с иностранных кораблей прыгали в воду и пытались вплавь на него перебраться.

Бой был недолгим и длился всего 45 минут. В ходе его наши моряки потопили один японский миноносец и изуродовали два крейсера. Но и японские снаряды избили "Варяга" и "Корейца" до неузнаваемости, 34 человека были убиты, 74 ранены. Вести бой больше не было физической возможности, на наших кораблях были разбиты все орудия. Руднев принял решение топить свои корабли. Русские моряки свято верили, что Андреевский флаг может уйти под воду, но он никогда не будет спущен...

Командование расценило действия Руднева как правильные и героические. После того как наши моряки через нейтральные страны добрались до своих, все офицеры и матросы были награждены. Сам Всеволод Федорович Руднев был назначен с повышением командиром броненосца, а вскоре получил на эполеты адмиральских орлов.

А что касается самого крейсера "Варяг", то японцы сумели поднять его со дна моря, и под именем "Сойа" корабль вошел в состав японского флота. Таким образом, под Андреевским флагом он проходил 5 лет, а под "Хино-мару" - почти 11. В 1916 году наше правительство выкупило корабль у японцев и отправило под старым именем в ремонт в Англию. У самых берегов Шотландии корабль затонул, и только недавно были обнаружены координаты места его успокоения. Понятно, что большевистское правительство интереса к "Варягу" не проявило. Остались имя, и слава, и песня.
Кстати, о песне. Как это ни парадоксально, стихи эти были написаны в Германии немецким поэтом Рудольфом Грейнцем и опубликованы в мюнхенском журнале "Югенд". До мировой войны оставалось целое десятилетие, и в Германии были еще сильны русофильские настроения. Потом поэтесса-любительница Е. Студентская перевела стихотворение на русский язык, а музыкант 12-го Астраханского гренадерского полка А.С. Турищев положил на музыку. Впервые песня была исполнена на торжественном приеме, устроенном императором Николаем II в честь офицеров и матросов "Варяга" и "Корейца".

Песня эта стала действительно народной, и большевики не смоги ее отменить. В 1941 году ее пели, так же как в 1914-м. Кстати, именно в 1914-м она претерпела единственное и в общем-то справедливое изменение. Консул Японии, которая в Первой мировой была уже нашим союзником, очень вежливо попросил изъять из нее 3-й куплет, который звучал так:

Из гавани тихой на бой мы идем
Навстречу грозящей нам смерти
За веру, царя и Россию умрем,
Держись, желторожие черти.

Японцев если и можно назвать "чертями", то только в том смысле, что сражались они как черти. А в остальном никто и никогда так точно и скрупулезно не соблюдал международных законов и правил ведения войны, как японцы в ту войну. Пленным русским офицерам они разрешали носить не только русскую форму, но даже оружие. Они были достойными и благородными противниками.

http://monarhist.info/digest/poslednij-parad-ili-sorok-pyat-minut-bessmertiya
Уязвимость в Kaspersky Internet Security 2013
Уязвимость в Kaspersky Internet Security 2013

Александр Панасенко вт, 05/03/2013 - 13:45

В списке рассылки bugtraq Marc Heuse сообщил о наличии уязвимости в Kaspersky Internet Security 2013, позволяющей злоумышленнику удаленно "заморозить" операционную систему, на которой установлено это ПО.

В качестве условий для проведения атаки указывается необходимость включения сетевого стека ipv6 на машине жертвы. Скомпилировав прилагаемый в сообщении софт, можно проверить удаленно наличие уязвимости (утилита firewall6). Как пишет сам автор, суть уязвимости заключается в некорректной обработке посылаемых атакующим сетевых пакетов, которые состоят из нескольких пакетов с вытавленным флагом фрагментации и одним большим заголовком пакета, передает uinc.ru.

Кроме того, автор с сожалением констатирует, что "Лаборатория Касперского", которой он послал сообщение об уязвимости 21 января 2013 (и повторное - 14 февраля) никак не отреагировала на это сообщение и не приняла никаких мер для устранения уязвимости. Для устранения уязвимости рекомендуется удалить из всех сетевых интерфейсов Kaspersky Anti-Virus NDIS 6 Filter, ошибка в котором приводит к существованию уязвимости, или удалить KIS с компьютера до устранения уязвимости.
http://www.anti-malware.ru/news/2013-03-05/11282
История копирастии
История копирастии

Дата: 01.03.2013

Интеллектуальная собственность изменила мир не меньше, чем ядерное оружие. А потом компьютеры изменили его еще раз. В результате интеллектуальная собственность впала в кризис и готова взорваться.


Нематериальная экономика

В отличие от материальных объектов, интеллектуальную собственность (ИС) очень легко «украсть». К ней не приставишь вооруженный караул, ее не запрешь в сейф. Для охраны ИС необходимо, чтобы во всех странах мира действовали более-менее унифицированные законы по ее защите. Как только в какой-то стране законодательство начинает позволять больше, чем в других, через эту страну возникает утечка прибыли. Там принимаются издавать, выпускать в свет, прокатывать, перерабатывать, переводить, хостить и внедрять чужую ИС, не платя за нее или платя меньше других. А потом уже законно экспортировать «отмытую» ИС во все другие страны, лишая правообладателя прибыли, на которую тот рассчитывал.

Когда интересы правообладателей в одной стране защищены сильнее, а в другой слабее (или вообще не защищены), кому это выгодно? Смотря кто из них больше продает интеллектуального продукта. Экспортеру выгодна сильная защита прав, импортеру — слабая. Редко какая страна производит столько же ИС, сколько потребляет. Обычно есть дисбаланс. Нетрудно понять, что для экспортера ИС любое ослабление правовой защиты — это недополученная прибыль. Причем немалого размера.

В современных товарах доля стоимости, приходящаяся на ИС, колеблется в районе 30-50%. Патенты, дизайн, товарный знак, ноу-хау, лицензии на софт — все это интеллектуальная собственность. Наиболее интеллектуальноемкие товары представляют собой 10 граммов кремния, 20 граммов стали, 150 граммов пластмассы и полчаса работы китайского сборщика — это все тянет на 1 доллар. Остальные 999 долларов составляют технологии, товарные знаки, топологии микросхем, патенты на само устройство и на сборочных роботов, а также лицензии на софт. Плюс патенты, технологии и лицензии на все то, при помощи чего произвели комплектующие, доставили материалы и обучили персонал.

Одежда с товарным знаком итальянского «производителя» обычно изготавливается в Турции из турецкого или египетского хлопка. Но стоит она в 2-4 раза дороже, чем одежда с той же самой фабрики, из того же сырья, пошитая теми же рабочими на том же оборудовании, но без товарного знака. Указанная разница представляет собой стоимость товарного знака (бренда). Ведущие мировые бренды оцениваются по этой методике в миллиарды долларов.

А в некоторых товарах, таких как программное обеспечение и кино, доля интеллектуалки доходит до 100%. Миллионы и даже сотни миллионов долларов тратятся на производство первой копии. Дальнейшее тиражирование — практически бесплатно.

Себестоимость производства партии товара все меньше зависит от размера партии. В этих условиях расчет рентабельности коренным образом меняется по сравнению с выпуском «материальной» продукции. Если мы выпускаем, к примеру, стальные ложки (соотношение материальной и интеллектуальной долей себестоимости М/И = 95/5) и какая-то страна вдруг перестала их покупать, большой беды не случится. Производитель снижает выпуск, его издержки при этом снижаются почти пропорционально объему выпуска (то есть снижается М, остается неизменной И). Доход и издержки коррелируют между собой на 95%. Поэтому норма прибыли остается почти неизменной. У производителя фильмов (М/И = 0/100) при падении спроса доход снизится, а издержки останутся прежними. Если он уже привык питать своим продуктом весь мир, отстроил студии, завел звезд с астрономическими гонорарами, отбашлял политикам и так далее — ему будет трудно перестроиться и снизить издержки.

И наоборот — пролоббировать более строгие законы о копирайте означает повысить доход, не увеличив при этом затрат на производство ИС. Деньги из воздуха! Трудно удержаться от такого соблазна.

Копирайт и глобализм

Какая страна сколько производит ИС и сколько ее потребляет — не секрет. Все государства делятся на нетто-экспортеров и нетто-импортеров. Последние живут в постоянном искушении ослабить защиту. Любое ослабление (что де-юре, что де-факто) сразу же приводит к снижению потока денег в страны-экспортеры. Искушение, не так ли? Принимаешь ма-а-аленькую поправочку к закону, снижаешь срок охраны произведений на пару лет, и сразу — бац! — миллиард долларов из ниоткуда. Который раньше уходил правообладателям за океан.

У нетто-экспортера ситуация противоположная. Чуть-чуть строже законы — и миллиард летит уже не туда, а сюда, из чужого кармана в свой. Проблема в том, что стране — импортеру ИС надо править свои собственные законы, а стране-экспортеру — чужие. Это возможно только если стать «мировым жандармом» и ликвидировать национальный суверенитет. Международное право должно стать выше национального. Чужие парламенты должны принимать законы, которые им невыгодны, а полиция — принуждать к их выполнению, чтобы поток лицензионных отчислений тек за границу, в страну, производящую ИС. Это, собственно, и есть «новый мировой порядок», который раньше советские политики называли «неоколониализм». Очень похоже на эксплуатацию колоний, только вместо стеклянных бус — чисто виртуальный товар: лицензии, патенты, технологии, товарные знаки. Товар, который «производителю» ничего не стоит, ибо тиражирование бесплатно.

Давайте посмотрим на безобидную (на первый взгляд) инициативу Пиратской партии — снизить срок охраны компьютерных программ до пяти лет. Сейчас этот срок составляет «все время жизни последнего из соавторов плюс 70 лет (в Европе — плюс 50)», то есть практически вечно. «Зачем вам такая долгая охрана? — спрашивают пираты. — Ведь в вашей структуре продаж софт пятилетней давности составляет 0,003%, а десятилетний софт — круглый ноль. Не будьте собакой на сене». Правообладатели отвечают: «Ишь какие хитрые! Пяти-семилетний софт вполне еще работоспособен. Сделай его бесплатным — так две трети пользователей на него перейдут и перестанут покупать новый. А у нас прибыльность всего 150%. То есть доходы всего лишь в 2,5 раза превышают издержки. Срежь две трети доходов — и что останется? Всю отрасль угробить хотите?»

Ужиматься в издержках действительно нелегко. Доходы правообладателей — это и доходы государства — экспортера ИС. Поступающие в оплату лицензий деньги облагаются налогами, причем несколько раз: как экспорт, как прибыль компании, как зарплата ее работников, как купленные ими товары и так далее. Бюджет США и сейчас крайне плохо сбалансирован и держится за счет эмиссии доллара. Что же с ним будет, если нанести удар по нематериальной составляющей американского экспорта?

Вот, например, бюджет Таиланда копирайтных войн не боится. Его экспорт составляют сугубо материальные продукты: рис, креветки, презервативы, каучук. Даже при полной отмене авторских и патентных прав эти товары вряд ли подешевеют. А вот с экспортом США ситуация кардинально иная: оружие (высокотехнологичное), компьютерные программы, медикаменты, музыка, фильмы, товарные знаки, электроника. Если что-то случится с интеллектуальной собственностью, если за нее вдруг станут платить меньше, бюджет лишится такого значительного куска, что баланс уже ничем не восстановишь. Будет, как в Греции: социальных обязательств набрали, дармоедов расплодили, а деньги внезапно кончились. Вот и приходится США бряцать оружием по всему миру, ставить своих людей у власти и вмешиваться во внутренние дела других стран. Иначе мир перестанет покупать американские бумажки. Не только зеленые. Главным образом, бумажки белые: патенты, лицензии и технологии.

Крутой поворот

Когда положение с торговлей ИС более-менее устаканилось, в нее ворвался интернет и всем спутал карты. Копирование информации стало не «почти», а совсем бесплатным. И главное — быстрым и глобальным. Информация окончательно отвязалась от носителя, а конечные потребители ИС приобрели некоторую анонимность и перестали нуждаться в посредниках в виде издательств, дистрибьюторов, кинотеатров, телекомпаний и прочего. Нарушать авторские права стало необычайно легко, а ловить нарушителей — сложно.

При этом все законы об ИС писались в середине XX века и были рассчитаны на тогдашние технологии: бумагу, кинопленку, ноты, эфирное телевещание и концерты в залах. В них, конечно же, внесли поправки про компьютерные программы и «доведение до всеобщего сведения» через веб-сайт. Но никакие заплатки не могут исправить базис, если он перестал соответствовать реальности. А базис-то у копирайтного законодательства — бумажный.

Право разрешать

Докомпьютерные конвенции по ИС (Бернская конвенция 1886 года, Женевская конвенция 1952 года, Римская конвенция 1961 года и так далее) и принятые на их основе национальные законы изначально «не знали» про интернет. Соответственно, они на него не рассчитывали. Сама модель авторских прав не укладывается в глобальную сеть.

Концепция авторских прав предусматривает право автора (правообладателя) разрешать любое использование произведения. Отсутствие разрешения эквивалентно запрету. Подразумевается, что издатель или иной посредник заключает с автором договор, покупает у него соответствующее право и потом уже издает произведение для массового потребителя. Авторов тысячи, издателей сотни, потребителей — миллиарды. Авторы с издателями вполне могут заключить письменные договоры на каждое произведение; именно такого договора требует закон. Между издателями и потребителями каких-то формальных договоров не предусмотрено, распространение же массовое. Однако их отношения построены на существовании «экземпляра», то есть некоего носителя с трудноотчуждаемым контентом — книги, диска, на худой конец, кассеты. Именно распространение однажды выпущенного «экземпляра» допускается без отдельного письменного договора на каждую перепродажу и на каждый акт его использования (см. схему 1).

Схема 1. Модель копирайта бумажной эры. Красные связи закон требует оформлять письменным договором (предварительным согласием). Синие связи позволяют бездоговорное использование, но с обязательной привязкой к экземпляру. Автор может издать в год одну книгу, самые писучие из авторов — около десяти (с учетом переиздания прошлых); нет никаких проблем согласовать и подписать договор на каждую из них. У типичного издательства выходит в год 100—1000 книг; оформить договор на каждую — посильная задача для штатных юристов. А вот количество ежегодно выпускаемых экземпляров в издательстве исчисляется миллионами и десятками миллионов; никакие письменные договоры для каждого потребителя невозможны. Именно поэтому законодатель установил обязательность договора автора с издателем, а передачу читателю прав на использование не обусловил договором, а привязал к экземпляру

Интернет ликвидировал понятие «экземпляр». И ударными темпами ликвидирует посредников. Ныне десятки тысяч авторов хотят распространить произведение миллиардам пользователей. А писанное в прежней парадигме законодательство требует для этого предварительно заключить договор в письменной форме между каждым автором и каждым пользователем. Технологии давно позволяют распространять и оплачивать произведения без неизменного носителя и без посредника. Законы же по-прежнему требуют того и другого. И настаивают на предварительном заключении лицензионного договора каждого с каждым (см. схему 2).

Схема 2. Модификация предыдущей модели для целей радиовещания. Ввиду большого количества связей типа «исполнитель — посредник» (малиновые), разрешено для них не заключать договоры (не получать предварительного согласия), но велено выплачивать вознаграждение. Связи «посредник — потребитель» так же, как в предыдущем случае, оставлены бездоговорными (синие)

Столь вопиющее несоответствие новых производительных сил и старых производственных отношений, естественно, приводит к революционной ситуации. И пользователи, и авторы стремятся взаимодействовать напрямую. Посредники же настаивают на старой модели с «правом разрешать» и лоббируют все новые законы, которые затрудняли бы прямую оплату за использование произведения (см. схемы 3 и 4). Таким же образом ставятся палки в колеса всем иным моделям монетизации контента. Их за последние годы открыто несколько.

Авторы могут не только продавать право использования произведения (лицензию). Произведение можно распространять бесплатно, а деньги получать на сопутствующей рекламе, на сервисном обслуживании, на продаже продвинутых версий или на пакетной продаже. Не говоря уже о чисто коммунистическом способе производства (так называемые свободные лицензии). Все эти способы также плохо укладываются в старую модель копирайта, которая жестко устанавливает единственный способ — лицензионные платежи. Шаг вправо-влево — и ты уже вне правового поля, то есть никак не защищен. Даже широко распространенные лицензии типа GPL и CC представляют собой своеобразный хак старого законодательства, когда некоторые его фичи были использованы нештатным способом для достижения не предусмотренного копирастами эффекта. Ход остроумный, но он открывает дорогу лишь некоммерческому использованию произведений. А монетизация возможна лишь по старинке.

Схема 3. Модель без фиксированных экземпляров, ограниченно применяемая сейчас. Связи автора с посредником — традиционные. Связи посредника с пользователем должны оформляться договором (красные), поскольку отсутствует фиксированный носитель. Из-за их громадного числа эти связи не поддаются ручному учету и бумажному оформлению. Используется компьютерный учет. А вместо письменного договора применяется юридический костыль в виде акцепта договора присоединения, который приравнен к письменной форме

Схема 4. Перспективные отношения авторов и потребителей Устроены без посредников (с исключительно техническим посредником). Для этого нужно снять требование обязательного предварительного договора с правообладателем (все связи синие)

Лоббисты

У традиционных посредников — издателей еще остались со старых времен толстые денежные потоки. Несмотря на то что они истончаются с каждым годом, их вполне хватает на лоббистские усилия, чтобы поддерживать старое законодательство и проводить мракобесные поправки. У новой модели ИС лоббистов нет. Пока еще никто не начал зарабатывать новым способом больших денег. Вот разве что Гугл немножко... Тысячи авторов и миллиарды потребителей «нового» контента никак не объединены, чтобы заявить о своих интересах и продавить новые законы.

Пиратские партии пока стоят на довольно экстремистских позициях, требуют, чтоб всё «до основанья, а затем». Такая позиция не имеет шансов. Нужна модель, которая бы отменяла «право разрешать и запрещать», но сохраняла бы право на вознаграждение. Это позволит реформировать ИС без крови и войн.

Посмотрим, какие поправки были внесены в авторское право в связи с массовым радиовещанием (схема 2). Поскольку число связей «авторы — радиостанции» сильно превышало число связей «писатели — издательства», заключать предварительные договоры на проигрывание каждой фонограммы уже не представлялось возможным. И «правом разрешать» пришлось пожертвовать, сохранив, однако, право на вознаграждение. Правда, при отсутствии предварительного договора правообладатель уже не мог торговаться с радиостанцией. Пришлось пойти на оплату по фиксированным ставкам, которые устанавливает кто-то третий, например правительство. Но другого выхода не было: или фиксированные ставки, или радио без музыки (а музыканты — без соответствующей части доходов). Модель оказалась жизнеспособной. Выходит, что поступиться принципами (то есть «правом разрешать») все-таки можно, несмотря на то что учитывать переданные в эфир произведения очень нелегко. Радиостанций в мире тысячи, фонограмм — сотни тысяч, за каждой стоят композитор, автор слов и исполнитель. Из разных стран. Тем не менее еще в 1970-х научились все учитывать и более-менее справедливо делить радиоденьги.

В интернете дело осложняется тем, что загрузки потребителями контента надо считать индивидуально. Зато этот учет уже можно не вести вручную, как на радиостанциях (до сих пор, кстати). Можно поручить биллинг компьютерам. Нынешние технологии вполне позволяют идентифицировать и подсчитать бОльшую часть контента, передаваемого по сетям, в том числе файлообменным. Финансовые технологии позволяют удержать плату за него (хоть с пользователей, хоть с провайдеров, хоть с тех и других) и распределить ее между правообладателями пропорционально числу закачек и ценности контента. Только закон этого не позволяет. Причем закон об ИС глобализован. Менять его пришлось бы во всех странах одновременно.

Глобализация

Законопроекты PIPA и SOPA наделяли Минюст США правом требовать от провайдеров запретить доступ к сайту-нарушителю, от платежных систем — прекратить платежи и от поисковиков — исключить сайты из поисковой выдачи.

Даже если сам сайт вне досягаемости властей США, ему перекроют кислород — без доменного имени и индексации в Гугле долго не протянешь. Даже если нельзя будет дотянуться до сайтовладельца, накажут всех, с кем он связан по бизнесу. Без рекламодателей и платежных систем — какой уж тут бизнес! Из множества вещей — ДНС-запросы, трафик, платежи, лицензии на софт — что-нибудь обязательно проходит через США. Пользуясь этим обстоятельством, Штаты могут прикрыть почти любой проект в интернете. Особенно если отбросят принцип вины и примут взамен принцип коллективной ответственности. Дотянемся до кого можем, а уже он пускай дотягивается до нарушителя.

Собственно, ужесточать антипиратское законодательство внутри США не требуется. Там давно уже уровень нарушений сведен к минимуму, все североамериканские пользователи ходят по струнке и чуть что вытаскивают кредитную карточку. Оба помянутых законопроекта направлены на то, чтобы фактически распространить юрисдикцию США на все другие страны, формально оставаясь в собственной. Глобальность интернета позволяет это сделать.

http://www.xakep.ru/post/60207/
Назад к печатающим машинкам?
Назад к печатающим машинкам?
:)

Китайские закладки: непридуманная история о виртуализации, безопасности и шпионах
http://www.xakep.ru/post/58104/

Девайсы-вирусы
http://www.xakep.ru/post/60017/
Эта информация оказалась полезной?
Да! Эта информация нужная и полезная. Не нуждается в доработке. Спасибо!
Не нашли нужной информации?
Нажмите и опишите, что Вы искали. Оставьте контактные данные. Мы постараемся помочь Вам. Спасибо!


Вопросы/Ответы
Здравствуйте! Подскажите кто занимается перетяжкой салона в автомобиле? Есть номера телефонов и название фирм
  10 сентября 2019Подробнее...
Добрый день! Подскажите пожалуйста организации по вывозу строительного мусора в Свободном, кроме Спецавтотеха?
  3 сентября 2019Подробнее...
Подскажите, где в городе Свободном ,можно купить весы бытовые электронные до 20-30кг ??
  25 июня 2019Подробнее...
Помогите пожалуйста найти родственников со стороны моей бабушки. Бабушка родилась в г. Свободный, фамилия её отца...
  21 февраля 2019Подробнее...
Добрый день! Скажите пожалуйста где расположена метеостанция г. Свободный и расстояние от неё до района ул. Кирова,...
  5 февраля 2019Подробнее...
Сообщите.пожалуйста адрес электронной почты торгового дома "Троя".Мое имя Сергей,адрес:fedoseev.19492mail.ru.
  11 января 2019Подробнее...
Со скольки часов начинают свое движение автобусы
  19 декабря 2018Подробнее...
Здравствуйте! Есть ли у нас в городе, районе, контроль по надзору за незаконной разработкой карьеров ? Или у нас...
  13 сентября 2018Подробнее...
Какой район лучше для проживания с детьми, чистый и школа и сад рядом?
  8 мая 2018Подробнее...
Здравствуйте, есть ли в г,Свободном архив или другое учрежление, где можно найти какую-нибудь информацию о...
  21 марта 2018Подробнее...
Перевёртыш текста %)



обман на космодроме

Ещё один неприятный случай: читать тут и тут



Изображения сайта, опубликованные пользователями. Форум. Блоги.Комментарии

А в Приморье все еще бархатный сезон!
Love Story Герман и Рита
Встретим год змеи ВКУСНО!
Бардагон
Ясельки  в тротиловом эквиваленте
Спидвей. Кубок губернатора Амурской области
У нас своя атмосфера
Второй заход.
Детское, однако...
Пасха 2014
Все изображения

Яндекс.Метрика Свободный-Алексеевск Яндекс цитирования Amur.Info - новости Амурской области portamur.ru - новости Амурской области gtrkamur.ru - новости Амурской области новости Амурской области